В психиатрии есть понятие «стигма»

В психиатрии есть понятие «стигма», это обозначение своеобразного ярлыка, который общество «навешивает» на психически больного человека, показывая его несостоятельность, нежелание с ним общаться. Е.В.Родяшин: «Это большая проблема для психиатров. В российском обществе нет толерантного отношения к душевнобольным людям. До сих пор живет миф о том, что всяк в больницу приходящий ставится на учет. Сегодня нет такого понятия. Наши пациенты, если в этом есть необходимость, состоят на диспансерном наблюдении у специалиста, а когда нужда в этом отпадает — снимаются с наблюдения. Наши доктора неукоснительно соблюдают врачебную тайну. Есть возможность получать помощь анонимно. Наши пациенты получают помощь в достойных, современных, комфортабельных условиях, не осталось ни одного деревянного барака, все наши здания отремонтированы. Мне довелось побывать во многих клиниках страны и хотелось бы отметить, что по уровню доступности врачей разных специальностей, уровню оснащенности диагностическим, лечебным оборудованием, уровню комфорта, организации досуга, питания, по отношению к пациентам, мы одна из лучших клиник страны. Достаточно часто сравнивают нашу психиатрию и западную, мол, там и условия для пациентов получше и лекарства посовременней. Сегодня мы используем самые современные лекарственные препараты, такие же, как и во всем мире. А что касается условий пребывания пациента в стационаре, то тут наши подходы кардинально различаются. В свое время в США, например, были упразднены все лечебные учреждения, оказывающие стационарную психиатрическую помощь населению. К чему это привело? Сегодня специализированная психиатрическая помощь подавляющему количеству граждан США оказывается в тюрьмах. Только тогда, когда человек совершил правонарушение, система имеет право оценить его психический статус и помочь ему в лечении его заболевания. Именно поэтому там так распространены ситуации с применением оружия, насилия, агрессии. К тем же, кто решил добровольно пройти лечение в небольших частных лечебных учреждениях или в общесоматических отделениях, не применяется абсолютно никаких охранительных мер и если человек в депрессии решит подняться на крышу и сброситься вниз или выйти на железную дорогу и броситься под поезд, никто ему не помешает. Так там реализуется идеология права выбора пациента, мол, завершить жизнь – это его, пациента, решение. Наша психиатрия не пойдет по этому пути никогда.  Мне думается, что психиатр не имеет права отстранятся от пациента, просто «исполнять свой долг», быть безразличным к судьбе человека, доверившего ему свое здоровье. Эта особенность российской психиатрии, кстати, отчетливо видна на примере пациентов, потерявших социальные связи. Это одна из тяжелых проблем психиатрии, когда от психически больного человека отворачиваются родня, близкие люди, не навещают в больнице, отказываются приехать помочь, забрать его, отвезти домой или решить вопрос с инвалидностью.  Об этой подводной части айсберга работы врачей никто не говорит и не жалуется, это одна из составляющих нашей профессии. Однако это накладывает отпечаток на нашу работу, на самочувствие пациентов, когда он ощущает, что он брошен, что от него отвернулись, что он нужен только как владелец пенсионной книжки раз в месяц… Задача наших специалистов – как можно больше привлекать родственников, а если это невозможно, то помочь в устройстве пациента в социальные учреждения. До сих пор во многих регионах страны пациенты, потерявшие социальные связи, практически блокируют коечный фонд больниц. Еще 4 года назад у нас было порядка 300 таких пациентов, сегодня их осталось только 10. Это удалось благодаря тесному сотрудничеству с Департаментом социальной защиты Тюменской области. У нас выстроен особый алгоритм работы с пациентами, прошедшими стационарное лечение. Врач стационара, выписывая пациента, выдает ему бесплатные медикаменты на три дня, записывает пациента к участковому психиатру. Пациенту не нужно записываться, искать свою карточку, врач уже его ждет. А если так случится, что такой пациент не приходит вовремя за льготными препаратами, то доктор перезвонит ему или участковая медсестра, или врач посетят его и решат, как быть дальше. Сегодня у пациентов есть возможность лечиться в дневном стационаре или получать лечение в амбулаторной службе, как в самой обычной поликлинике. Сегодня мы пользуемся самыми современными препаратами, например есть препараты пролонгированного действия, одной инъекции достаточно на целый месяц. Люди, которым нужна консультация психиатра, психотерапевта, психолога могут записаться к нам самыми различными способами: через интернет, по телефону, самостоятельно придя в регистратуру. Работает «Горячий телефон». Если человеку нужна неотложная, экстренная помощь, то он сможет получить её в этот же день.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *