Дефицит морально — нравственного компонента в структуре личности подростка с расстройствами поведения

ДЕФИЦИТ МОРАЛЬНО – НРАВСТВЕННОГО КОМПОНЕНТА В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА С РАССТРОЙСТВАМИ ПОВЕДЕНИЯ

М.Г. Фомушкина

 

 

Проблема расстройств поведения и рост числа противоправных поступков, совершаемых подростками, по-прежнему актуальны как в социально — нравственном, так и в клиническом аспектах. Подростковый возраст характеризуется интенсивными преобразованиями во всей психической сфере подростка. С одной стороны, развитие приобретают волевые черты: настойчивость, упорство в достижении цели, умение преодолевать препятствия и трудности, способность к целенаправленной волевой деятельности. Активно формируется самосознание, самооценка, возникает повышенный интерес к оценке окружающими своих личностных качеств. Происходят существенные сдвиги в интересах, развиваются духовные потребности, строится иерархия ценностных ориентаций, начинает вырабатываться собственное мировоззрение, отношение к обществу, людям и себе, развиваются моральные чувства. С другой стороны, снижается выдержка, самообладание, упорство проявляется только в интересной работе, уменьшается дисциплинированность, усиливается упрямство как утверждение своего «Я», права на собственное мнение. Преобладание возбуждения над торможением затрудняет применение запрещающих моральных санкций.

В отечественной психиатрической литературе описаны свойственные подросткам специфические возрастные реакции протеста, имитации, отказа, оппозиции, эмансипации, группирования, компенсации, которые в той или иной степени определяют их поведение. Нормовозрастные особенности в случае их отчетливой выраженности (так называемый «подростковый комплекс») в сочетании с незрелостью интеллекта и моральных устоев сами по себе предрасполагают к формированию поведенческих нарушений. Также переходу возрастных специфических поведенческих характерологических реакций в патологические девиации способствуют наследственные и социально – психологические факторы (патологические формы воспитания, проживание в дисфункциональных семьях, неблагоприятное социальное окружение).

С целью изучения особенностей морально – нравственного компонента структуры личности подростка с расстройствами поведения нами было обследовано 70 пациентов в возрасте от 14-16 лет (из них мужчин-74,3%, женщин-25,7%), проходивших лечение в ГБУЗ ТО «Областная клиническая психиатрическая больница», с расстройствами поведения, отвечающими диагностическим критериям F91 по МКБ-10, с учетом синдромологической диагностики отечественной психиатрии и общим интеллектуальным показателем по шкале Векслера не ниже 71 балла. Клинико-психопатологические исследование проводилось с использованием клинического интервью, в котором оценивалось поведение подростка в семье, учебной среде, среди сверстников, а также его морально-этические аспекты. При патопсихологическом обследовании применялись следующие психологические методики: опросник «Уровня развития субъектности личности (УРСЛ)» (Щукина М.А., 2005) и опросник диагностики волевых качеств личности (ВКЛ) (Чумаков М.В., 2006).

Анализ данных клинического интервью показал, что у подростков с расстройствами поведения отмечались нарушения семейной системы. Они в большинстве случаев (77,4%) проживали в неполных, малообеспеченных семьях, где вместо отца был отчим, родители имели асоциальную направленность в поведении. Более половины подростков (67,1%) родители наказывали за провинность, в том числе физически. 61,4% обследованных, также как их родители, были эмоционально неуравновешенными, использовали в речи нецензурные выражения. Остальные пациенты находились в учреждениях интернатного типа. Почти все обследованные вступали в ссоры и конфликты с родителями (воспитателями), 42,9% пациентов не могли себя сдержать, чтобы не подраться с обидчиком, 27,1% первыми начинали ссору. У всех подростков с расстройствами поведения отмечались отсутствие желания посещать школу, пропуски школьных занятий. 50% пациентов не имели устойчивых увлечений, у них отсутствовали интеллектуальные интересы, в свободное время играли в компьютерные игры агрессивного содержания, вели праздный образ жизни.

В сфере морально-этических аспектов поведения подростков, находящихся на лечении, были выявлены следующие особенности: 67,2% пациентов были не способны преодолеть жизненные трудности самостоятельно, случаи воровства наблюдались у 65,7% несовершеннолетних, только около половины (52,4%) знали, чем они могли бы помочь другим людям в сложных ситуациях. За совершение правонарушений к уголовной ответственности привлекалось 37,1% подростков, 87,5% пациентов курили сигареты, 68,5% эпизодически употребляли алкоголем, 40% пробовали вдыхание средств бытовой химии, 11,4% — наркотические вещества.

По результатам диагностики «Уровня развития субъектности личности» больше чем у четверти обследованных подростков с расстройствами поведения выявлен низкий уровень развития отдельных параметров личностной субъектности. Для 36,6% обследованных была характерна выраженная зависимость, подчиняемость окружающим, они не способны принимать самостоятельные решения, перекладывали ответственность на других людей или на обстоятельства. У 26,6% подростков отмечалась неустойчивость системы их интересов, взглядов и ценностей, им необходимы более или менее интенсивные внешние воздействия, чтобы начать действовать. 26,2% имели низкий уровень развития самоценностности, стремились быть незаметными, не имели своего мнения, были готовы от него отказаться, если оно противоречило мнению окружающих, часто ощущали свою ничтожность. У 23,3% пациентов проявлялась ригидность в социальных отношениях, они были склонны действовать по давно сложившемуся обычаю, поступать «как все», «как надо», «как привыкли», нестандартная ситуация являлась для них стрессовой. У 20% человек имелись непреодолимые барьеры в общении  с окружающими, отсутствовала интеграция в социуме. 20% подростков проявляли импульсивность, не были склонны обдумывать причины своих поступков, спрогнозировать развитие ситуации, плохо понимали свои достоинства и недостатки, им трудно было учитывать требования, нормативы социального контекста, в котором они действовали.

По результатам диагностики волевых качеств личности балл ниже среднего по опроснику ВКЛ (при подсчете общего количества баллов по всем шкалам) имели 40% пациентов: они были неуверенны в себе, безинициативны, несамостоятельны; могли пренебречь своими обязанностями в ситуациях, когда внешний контроль за их действиями ослаблен. При анализе результатов отдельных шкал, показатели ниже средних имели: 43,3% пациентов по шкалам «ответственность» и «внимательность», 40% по шкале «настойчивость», 36,6% — по шкале «энергичность» и «выдержанность», 33,3% — «целеустремленность», 30% — «самостоятельность», 26,6% — «решительность» и 20% по шкале «инициативность».

Таким образом, у подростков с расстройствами поведения отмечался дефицит морально — нравственого компонента в личностном радикале, который при сохраняющейся неблагоприятной микросоциальной среде  проживания являлся пусковым механизмом для развития аддиктивного поведения, расстройства влечений (бродяжничество, сексуальные девиации), а также способствовал развитию патологического личностного расстройства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. М.М. Аксенов, Н.В. Жигинас «Гендеоные особенности формирования расстройств поведения у подростков». Сибирский вестник психиатрии и наркологии, №3, 2004, С.91-94.
  2. Гурьева В.А. Клиническая и судебная подростковая психиатрия. – М., 2001. – 479 с.
  3. Березанцев А.Ю., Булыгина В.Г. Клинико – социальные факторы формирования поведенческих нарушений у подростков. Социальная и клиническая психиатрия, том 16, выпуск 4. – М., 2006. – С 41-46.
  4. С.В. Гарганеев «Клинические и социально-психологические аспекты отклоняющего поведения у подростков». Сибирский вестник психиатрии и наркологии, №1, 2005.
  5. В.Т. Кондрашенко «Девиантное поведение у подростков», Минск, 1988, стр.75-80.
  6. Матарова Н.А. Клинико – социальные аспекты асоциального и агрессивного поведения психически больных детей и подростков. Диссертация. Краснодар. 2010г.
  7. .Ошевский Д.С. Развитие эмоционально-волевой сферы у подростков, совершивших агрессивные деликты // Проблемы диагностики, терапии и инструментальных исследований в детской психиатрии: Материалы Всерос. научно-практ. конф. — М., 2007. – С. 162.